Менеджеры нашего агентства всегда
готовы ответить на все
интересующие Вас вопросы.


(423) 261-05-78
(423) 241-61-59
(423) 270-35-60
(423) 272-59-00




СТАТЬИОх уж эта «камералка»!

Требование налоговиков представить для «камералки» кипу первичных документов давно уже стало в порядке вещей. Если учесть, что за каждую скрытую от взора инспектора бумажку на фирму налагается штраф, то в большинстве случаев, конечно, бухгалтеры стараются удовлетворить аппетиты ревизоров. Другое дело, что далеко не всегда это удается. Как вам формулировка: «Представьте документы за такой-то период»? Ну и что прикажете с этим делать?


Теория 

Процедура проведения налоговых проверок значительно поменялась, как известно, с начала 2007 года. Одним из самых ожидаемых новшеств стало введение ограничений для налоговых инспекторов по истребованию документов в ходе камеральной проверки. Однако, как выясняется, налогоплательщики радовались преждевременно. 

Согласно статье 88 Налогового кодекса при проведении камеральной проверки инспекция может истребовать у налогоплательщика документы, подтверждающие: 
право на применение налоговых льгот;
правомерность применения вычетов при подаче налоговой декларации по НДС, в которой заявлено право на возмещение налога;
правильность исчисления и уплаты налогов, связанных с использованием природных ресурсов.

Пункты 3 и 4 названной статьи предусматривают также дополнительное представление документов. Речь идет о случаях, когда в ходе камеральной проверки выявлены ошибки в налоговой декларации (расчете), и (или) обнаружены противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, либо несоответствия с информацией, имеющейся у налоговиков. О сем факте сообщается компании с требованием представить в течение десяти дней необходимые пояснения или внести соответствующие исправления в установленный срок. Фирма, попавшая в такую ситуацию, давая пояснения относительно выявленных ошибок и (или) противоречий, вправе представить в инспекцию дополнительные документы, будь то выписки из регистров налогового и (или) бухгалтерского учета и (или) иные документы, подтверждающие достоверность данных, внесенных в декларацию. 

Обратите внимание, в пункте 7 статьи 88 Кодекса сказано, что «при проведении камеральной налоговой проверки налоговый орган не вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения и документы, если иное не предусмотрено настоящей статьей или если представление таких документов вместе с налоговой декларацией (расчетом) не предусмотрено настоящим Кодексом». 

В общем, получается, что дополнительные документы подаются всего лишь в двух случаях. Во-первых, если будут обнаружены в показателях декларации признаки их искажения или какие-то расхождения с данными других налоговых и бухгалтерских отчетов фирмы (причем инспекция должна обосновать, с чего это она решила, что в декларациях есть искажения). Во-вторых, по желанию компаний — для подтверждения данных, внесенных в декларацию. Кстати, в этом случае Кодекс вовсе не обязывает представлять на обозрение налоговикам «первичку». Вполне можно обойтись выписками из регистров, как указано в статье 88 Кодекса. 

А на деле... 

Начнем с самого неприятного. В соответствии со статьей 126 Налогового кодекса непредставление документов в указанный в требовании срок наказывается штрафом в размере 50 рублей за каждую скрытую бумажку (п. 1 ст. 126 НК), а отказ исполнить предписание инспекторов будет стоить 5 тысяч рублей (п. 2 ст. 126 НК). 

Все бы ничего, но инспекторы очень расширительно толкуют нормы налогового законодательства, которые позволяют им истребовать в ходе «камералок» документы. Они считают, что вправе запрашивать любые документы, в любых количествах, при этом зачастую не утруждая себя подробным перечислением этих документов. Нередко в запросе говорится просто: представить все первичные документы по сданной декларации, или по такой-то сделке, или за тот или иной период. В такой ситуации урезонить аппетиты налоговиков под силу только служителям Фемиды. 

Господа, поконкретнее... 

Совсем недавно одной кемеровской компании пришлось именно в суде искать защиту от своеволия инспекторов. Дело в том, что общество не могло исполнить требование налоговиков представить дополнительные документы, поскольку инспекторы не удосужились даже конкретизировать перечень нужных им документов. Зато представители ФНС не преминули выписать вполне конкретный штраф по пункту 2 статьи 126 Кодекса, чем немало удивили арбитров. Исходя из буквального толкования «штрафной» нормы, судьи сделали вывод, что налоговый орган обязан указать точное наименование и количество запрашиваемых документов, поскольку размер штрафа складывается из конкретного количества непредставленных (представленных несвоевременно) документов. Исследовав и оценив в совокупности все представленные доказательства, суд установил, что из содержания выставленного налоговым органом требования не ясно, какие конкретно документы необходимо было сдать обществу, поскольку в требовании указаны родовые признаки документов без ссылки на номер, даты, контрагента. При таких обстоятельствах арбитры посчитали самым разумным отменить спорное решение налоговиков о привлечении компании к ответственности (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18 июня 2007 г. № Ф04-3937/2007(35308-А27-26) по делу № А27-17330/2006-6). 

Не менее интересный сюжет стал предметом рассмотрения судей ФАС Уральского округа. Компании, промышляющей в Башкортостане, инспекция выставила требование представить дополнительные документы, а именно: расшифровки строк 060, 070, 080, 090, 100, 120, 130 по форме № 2 «Отчет о прибылях и убытках», а также регистров по налоговому учету: строки 010 Приложения № 2 к листу 02, строки 050 Приложения № 2 к листу 02, строки 070 Приложения № 2 к листу 02, строки 090 Приложения № 2 к листу 02, строки 100 Приложения № 2 к листу 02, строки 200 Приложения № 2 к листу 02, строки 100 Приложения № 6 к листу 02, строки 020 Приложения № 7 к листу 02, строки 110 Приложения № 7 к листу 02. Поскольку фирма не представила запрашиваемые документы, налоговики решили оштрафовать ее, как и в предыдущем примере, по пункту 1 статьи 126 Кодекса. По всей видимости, решить спор миром не удалось, так что в дело пришлось вмешаться судьям. Они отметили, что указанная ответственность может быть применена к налогоплательщику только в том случае, если запрошенные налоговым органом документы у него фактически имелись на момент направления требования, но не были им представлены. Поскольку инспекция не смогла доказать, что компания сознательно скрыла имевшиеся в ее распоряжении документы, штраф арбитры отменили (постановление ФАС Уральского округа от 12 января 2007 г. по делу № Ф09-11679/06-С3). 

Напоследок 

Как видим, запрос инспекторов, желающих получить «документы за такой-то там период», по мнению судей, не может считаться конкретным. Однако совсем не обязательно сразу же бежать в суд. Можно попробовать разойтись миром. Получив требование с таким странным содержанием, стоит написать в инспекцию письменный ответ, в котором в очень вежливой форме дать понять, что вам нужна от ревизоров расшифровка требований с указанием конкретного перечня необходимых документов. Эту корреспонденцию нужно либо лично отнести в налоговую, получив при этом копию с отметкой принявшего ее лица, либо отправить по почте с описью вложений. Если же инспекция, проигнорировав эту просьбу, попытается привлечь вас к ответственности, то можете смело направляться в суд: там-то уж точно вашей вины в совершении налогового правонарушения не отыщут. 

Что касается ревизоров, оставляющих за собой право истребовать в ходе камеральной проверки практически любые документы, то они очень заблуждаются. Налоговый кодекс не содержит, да и не может содержать, таких норм. Ведь тогда «камералка» попросту превратилась бы в выездную проверку. 

Н. Яковенко, эксперт «Федерального агентства финансовой информации»
Источник материала: Федеральное Агентство Финансовой Информации